Логотип персонального сайта І.Лимана
Лист на сайт
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)

Бердянск в дневниках титулярного советника В.К.Крыжановского

Городские головы

К.А.Баханов, И.И.Лыман

Особое место в системе городского самоуправления занимал городской голова, который председательствовал в думе, возглавлял сиротский суд, городское депутатское собрание и руководил работой Ратуши, а с 1870 г. – городской управы. «Жалованная грамота городам» от 1785 г. определяла, что звание городского головы могло быть представлено только почетнейшим лицам из дворян, почетных граждан и купцов первой гильдии, владевших в городе собственностью на сумму не менее 15 тыс. рублей. Городской голова избирался городским собранием, а с 1870 г. – городской думой и утверждался начальником губернии. В.К.Крыжановский по этому поводу пишет:

«Слышал от Секретаря Ратуши Г-на Бакая, что с последнею почтой получено предписание Г-на Начальника Губернии, об утверждении Бердянским Градским Главою Саханева, а Байдакова кандидатом» (27 февраля 1866 г.).

Торговый характер города Бердянска долгое время накладывал отпечаток на выборы городского головы: «Нада заметить и то что по настоящее время Градской Глава в Бердянске всегда был из купеческаго звания, а надолю Г-на Соханева выпало быть первым Градским Главою, избранным из чиновников» (8 марта 1866 г.)

В.К.Крыжановский в своих дневниках упоминает нескольких горожан, занимавших пост городского головы. Это – Николай Степанович Кобозев, Яков Петрович Бертуло, Иван Федорович Гемерле, Иван Филиппович Матиас, Василий Иванович Саханев, Константин Пантелеймонович Константинов, Кузьма Спиридонович Аргиропуло.

Первому Бердянскому городскому голове, Николаю Степановичу Кобозеву, в дневниках уделено немало места. Этому человеку В.К.Крыжановский дает исключительно положительные характеристики, пишет о нем как об «известной всем личности», «первом хлебосоле», «любимце князя Воронцова», «самом лучшем хозяине». Для этого у автора дневников было достаточно оснований. Во-первых, Н.С.Кобозев занимал пост городского головы более 20 лет и за этот период успел очень много сделать для процветания Бердянска. Во-вторых, Крыжановский находился с Николаем Степановичем в довольно близких отношениях, начало которым было положено еще в 1836 г. и которые продолжались до самой кончины Н.С.Кобозева. В-третьих, именно в день смерти первого городского головы в дневнике появились вышеупомянутые его характеристики: горестное событие заставило довольно сдержанного автора записей дать волю своим чувствам.

К несомненным заслугам первого городского головы титулярный советник относит:

«построил на свой щет Кладбищенскую Церковь; половину гостиннаго двора, ту часть, что к Собору собственно для себя; и тем за охотил других к застроению гостиннаго двора; много хороших домов выстроил и продал; ему обязаны за постройку на свой щет 1-го Театра; Он был подрядчиком три раза постройки в Бердянске пристани и на конец волнореза» (2 марта 1866 г.).

Естественно, автор дневников несколько идеализирует личность Н.С.Кобозева. Однако нельзя согласиться и с краеведом А.Третьяковым в его оценках деятельности городского головы. У А.Третьякова Н.С.Кобозев – «буржуй», разбогатевший на хищническом вылове севрюги, строительных подрядах, «сорвавший куш от строительства волнореза – 312000 руб.»; пособник иностранного капитала, отправивший за рубеж сельскохозяйственной продукции на два с половиной миллиона рублей серебром; подхалим губернского начальства; бездушный к человеческим бедам махинатор, за бесценок скупивший рыбные заводы графини Толстой… [О.Третьяков. Билини Бердянського краю. 9. Купець Кобозєв // Південна зоря. – 13 грудня 1988]. Попытка объяснить деятельность человека вне обстановки, в которой она протекала, и оценить личность с позиции пусть даже многочисленной и наиболее страдающей части населения, а не общества в целом, вряд ли может претендовать на объективность. Тем более, что В.К.Крыжановский с сожалением свидетельствует, что под конец жизни Н.С. Кобозев остался «практически без средств к существованию».

Совершено иначе подаются в дневниках сведения о личностях, сменивших Н.С. Кобозева на посту городского головы. О некоторых лишь упоминается. Так, 8 марта 1866 г. В.К.Крыжановский записал, что у Кобозева, «1-го Бердянскаго Городскаго Главы… сложившаго это бремя в 1863 году; т:е: за три года пред смертию своею… 1-й и 2-й раз приемниками были: Бертуло, и Гемерле», оба – купцы. В дневнике за 1865 г. В.К.Крыжановский несколько раз называет как городского голову Матиаса, но характеристики его не дает, а лишь констатирует, что он в числе других купцов избран обществом раздавать хлеб бедным (20 января 1865 г.); принимал участие в приеме делегации, просившей о помощи по случаю холодов и начавшегося голода (31 января 1865 г.), в раздаче угля беднякам (1 февраля 1865 г.), в приглашении горожан на благодарственный молебен (22 марта 1865 г.); присутствовал на публичном акте в Бердянском уездном училище (20 июня 1865 г.).

Если отношение В.К.Крыжановского к И.Ф.Матиасу индифферентно, то мнение, записанное об избранном 28 декабря городским головой В.И.Саханеве более чем красноречиво: «…Избран Бердянский Стряпчий Саханев: будет плохой Голова!» Но 8 марта 1866 г. В.К.Крыжановский, нанеся визит в Ратушу с поздравлениями В.И.Саханеву по поводу вступления в должность, писал иное:

«Он был Бердянским Стряпчим и безкорыстие его и деятельность до того понравились гражданам, что они не только избрали его Градским Главою; но назначили ему жалованье по 2,000 р. из городских сумм по приговору общества. – Видно что Саханев будет хорошим Городским Главою, когда Кобозеву только оставалось 2-го Марта сказать: Ныне отпущаеши Владыко раба твоего с миром и проч и проч:».

В последних строках, В.К.Крыжановский подразумевал подмеченное им «удивительное совпадение обстоятельств»: Н.С.Кобозев умер 2 марта, в 10 часов утра, и в тот же день и час В.И.Саханев принял присягу и вступил в должность городского головы.

Несмотря на такое внимание к избранию и вступлению в должность нового «отца города», в последующих записях В.К.Крыжановский только вскользь касается деятельности В.И.Саханева. Лишь 2 мая 1870 г. автор дневников снова тепло отзывается о Василии Ивановиче, уже бывшем городском голове, который предложил бердянскому обществу направить на обучение в пансион при симферопольской гимназии сироту Яшу Ковалевского.

Еще меньше информации подает В.К.Крыжановский о деятельности И.Ф.Гемерле – городского головы в 1870 г. В частности, дважды его фамилия записана в связи с делом упомянутого Яши Ковалевского, который не выразил желания переводиться в пансион (2 мая и 21 июня 1870 г.).

Значительно многословнее титулярный советник в описании деятельности Константина Пантелеймоновича Константинова. В.К.Крыжановский считал, что именно благодаря усердию этого неутомимого и незаменимого человека, занимавшего в течение трех лет пост городского головы, бердянцы имели то, чего в противном случае не получили бы и за десять лет. Заслугой К.П.Константинова, по мнению В.К.Крыжановского, прежде всего, является развитие сферы образования в Бердянске: исходатайствование разрешения на открытие гимназии и постройку для нее нового здания; развитие женской прогимназии, открытие двух народных училищ, получение разрешения на открытие первого в России двухклассного училища; отыскание средств для открытия женской школы для детей из бедных семей.

Кроме того, автор дневников отмечает как позитивные результаты работы К.П.Константинова открытие и развитие общественного городского банка, устройство здания и двора для размещения пожарной части, возвращение городу помещения, предусмотренного для устройства театра (причем В.К.Крыжановский отмечает, что последнее сделано с выгодой как для города, так и для бывших владельцев дома, наследников Кобозева, которые отдали эту постройки в счет погашения недоимок, накопившихся на протяжении десятков лет по откупу за рыбные заводы). Василий Константинович сожалеет, что болезнь заставила К.П.Константинова подать прошение об увольнении с должности (3 января 1875 г.).

Интересно проследить изменение отношения автора дневников к преемнику К.П.Константинова. О вступлении на должность нового головы В.К.Крыжановский, как и в 1866 г., пометил «удивительное, или яснее сказать, замечательное совпадение»: Кузьма Спиридонович Аргиропуло, сменивший К.П.Константинова, родился в тот самый год, когда был открыт Бердянский порт. В.К.Крыжановский патетично отметил: «Открыт порт и для нового портового города рождается младенец, коему будут вручены судьбы града сего. Судьбы всевышнего праведны и неисповедимы» (6 января 1875 г.).

Впрочем, в течение года после занесения в дневник этой записи Василий Константинович только раз вскользь упоминает Аргиропуло. Несравненно больше места этому человеку посвящено в дневнике 1876 г. Уже в записи от 11 января зафиксирован дошедший до Василия Константиновича слух о том, что бухгалтер К.С.Аргиропуло от своего имени внес в коммерческий банк принадлежащие городскому банку несколько тысяч рублей. Тем самым Кузьма Спиридонович превысил свои полномочия. В феврале В.К.Крыжановский отметил, что прочел одесскую газету с критикой освещения в Бердянске. Ответственным за состояние освещения был все тот же К.С.Аргиропуло. А 15 июня разразился скандал. Титулярный советник отметил «плохие сведения» о банке: «портфель пуст…, книги банка исчезли…, дела в запущении» – и не удержался от едкого замечания по этому поводу:

«Вот вам знаменитый Аргиропуло, которого возвели братья Константиновы до того, что он заступал место городского главы и во многих комиссиях был председателем; наконец, женился на сестре Константинова и теперь, кажется, жутко всем прийдется: управлению банка, так слепо положившемуся на Аргиропуло со дня открытия городского банка. Там он хозяйничал при всем том, что был ничто иное, как наемный бухгалтер. Но он успел взять сестру Константинова, а с тем вместе взять и Константиновых, как говорится, половинщиками в ответственности за все его грехи. Грек не промах: глубоко запустил руку».

Исполнена сарказмом и запись от 27 июля:

«У Аргиропуло родился сын первый, а между тем он на квартире своей арестован и потому только не посажен в тюрьму, что жена должна была родить другого гениального человека наследника Аргиропуло. Это первенец ужасного времени Аргиропуло. Что то будет с этого дитяти, родившегося от такого специалиста, как Козьма Спиридонович… Как грек, имел несчастье держать себя выше, чем должен быть, а эта интрига была камнем, на который он наскочил и сломал голову себе, или по крайней мере те рога, которыми начал было бодать добрых и честных граждан. Князь Максутов … сбил ему эти рога… Ай Моська, знай она сильна, что лает на слона. Вот и долаялась».

В.К.Крыжановский так увлекся, упражняясь в этом острословии насчет Аргиропуло, что остановился, лишь заметив, что на часах уже почти полночь. А через день в дневнике появился еще один укол: «Вот вам Аргиропуло, зять завидный, диктатор Бердянский». 14 августа, сделав запись о переводе Аргиропуло, «бывшего дирижера банка», из-под домашнего ареста в тюрьму, Василий Константинович заключил: «По делам вору мука».

Случай с К.С.Аргиропуло, пожалуй, наиболее ярко раскрывает нам титулярного советника не как беспристрастного летописца, но как человека эмоционального, живо воспринимающего все происходящие вокруг него события. Ему даже присуща такая черта, как злопамятность, проявившаяся в упомянутом случае едва ли не единственный раз. Злоупотребления, вскрывшиеся по делам банка, стали причиной серьезных финансовых проблем для братьев Константиновых – бывшего городского головы Константина Пантелеймоновича и бывшего директора банка Николая Пантелеймоновича. В частности, 14 августа 1876 г. были опечатаны все принадлежавшие им лавки.

По этому поводу В.К.Крыжановский припомнил давнюю обиду, причиненную ему братьями. Еще в дневнике 1866 г. Василий Константинович довольно болезненно писал о своих проблемах, связанных с признанием Ивана Богаевского неспособным уплатить акциз за водку в размере 2500 рублей. Тогда две лавки, принадлежавшие В.К.Крыжановскому еще с 1842 г., были выставлены на продажу с торгов, поскольку именно они служили залогом (13 января 1866 г.). Василий Константинович просил братьев Константиновых дать ему 2500 рублей, чтобы он мог сохранить за собой право на это лавки. За это он был готов сдать лавки братьям внаем на любых условиях. Но Константиновы отказались, и Николай Пантелеймонович купил лавки за 3200 рублей. В августе 1876 г. В.К.Крыжановский мысленно отыгрался за это, дав волю своим чувствам и выплеснув их на страницах дневника:

«Праведный суд твой, предвечный Боже… Так Господь наказывает человека, утопающего в сокровищах, но отнимающего у неимущего – средства к дневному пропитанию»;

«Первой торговле в городе досталось испытать гнев Божий за обиду мою кровную. Да, Николай Константинов со дня покупки лавок моих испил горькую чашу и не одну… Хорош урок жадности. Дети не забывайте этого страшного примера и берегитесь грабить честнаго человека. Бог видит все»;

«Таково наказание Господне… Господь осудил их лишиться не только всего ряда их лавок, но и всего товара у них находящегося, не менее, как на сто тысяч рублей… Велик Бог» (24 и 28 августа 1876 г.).

Здесь же В.К.Крыжановский признается, что обида на Константиновых в нем не угасала. Он лишь таил ее, не позволяя себе даже писать об этом в личном дневнике:

«Удивительное мое предчувствие – каждый раз [! – Авт.], когда проходил мимо этих лавок, я всегда тяжело вздыхал, и как будто душа хотела сказать, «что пройдет день, когда ты увидишь своими глазами, какая кара Господня совершится над теми, кто отнял их у тебя» (28 августа 1876 г.).

Благодаря дневникам В.К.Крыжановского, исследователи имеют возможность пополнить сведения еще о многих аспектах истории как Бердянска, так и всего Юга Украины.

Попередній розділ | Зміст | Наступний розділ

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 2004 – 2019 І.Лиман

Передрук статей із сайту заохочується за умови
посилання (гіперпосилання) на мій сайт

Сайт живе на

Число завантажень : 1297

Модифіковано : 2.09.2014

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.